Сняли комнату на Лиговском с сеструхой для быстрого перепиха

Длительность: 18:30 Просмотров: 57 798 Добавлено: 2 недели назад
Описание: Она открыла окно, и в маленькую комнату хостела ворвался шум Невского проспекта. Потом залезла на кровать, задрала майку, выпуская на волю небольшие задорные груди, и припала губами к моему члену. Всё, что я знал про неё - только то, что её зовут Саша, и она моя сводная сестра. Она приезжала в Питер раз в год. Мы немного гуляли по набережной, потом снимали дешёвый номер в отеле и трахались. Чаще всего молча - как сейчас. Она любила кончать в позе наездницы, но сегодня приказала мне дрочить член в её губах, и когда семя, не в силах больше оставаться внутри, стало вырываться наружу, захватила головку ртом и выпила всё до последней капли. Потом улыбнулась, касаясь пульсирующего члена нежными губами, и что-то прошептала. Это были непристойности, а не слова любви. Последние её не слишком захватывали. День уже клонился к вечеру, и суровое питерское солнце криво разбрасывало свои лучи по скомканным простыням. Я оделся, завязал галстук, нацепил портупею и вложил в кобуру свой "магнум". Я не мог с ней больше оставаться. Скоро совсем стемнеет, и Чумной Доктор выйдет на улицы в поисках новой жертвы. Только один человек в этом городе может его остановить. Это я - майор Гром.
Длительность: 18:30 Просмотров: 57 798 Добавлено: 2 недели назад
Описание: Она открыла окно, и в маленькую комнату хостела ворвался шум Невского проспекта. Потом залезла на кровать, задрала майку, выпуская на волю небольшие задорные груди, и припала губами к моему члену. Всё, что я знал про неё - только то, что её зовут Саша, и она моя сводная сестра. Она приезжала в Питер раз в год. Мы немного гуляли по набережной, потом снимали дешёвый номер в отеле и трахались. Чаще всего молча - как сейчас. Она любила кончать в позе наездницы, но сегодня приказала мне дрочить член в её губах, и когда семя, не в силах больше оставаться внутри, стало вырываться наружу, захватила головку ртом и выпила всё до последней капли. Потом улыбнулась, касаясь пульсирующего члена нежными губами, и что-то прошептала. Это были непристойности, а не слова любви. Последние её не слишком захватывали. День уже клонился к вечеру, и суровое питерское солнце криво разбрасывало свои лучи по скомканным простыням. Я оделся, завязал галстук, нацепил портупею и вложил в кобуру свой "магнум". Я не мог с ней больше оставаться. Скоро совсем стемнеет, и Чумной Доктор выйдет на улицы в поисках новой жертвы. Только один человек в этом городе может его остановить. Это я - майор Гром.